Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:47 

Journey to the stars
И сладкий рулет пока что никем не украден
"Понимаешь. Любая сказка - она всегда о любви,
даже если кажется, что о смерти."(с)

Наверное, на этих строчках можно отчет и закончить. В целом мне к этому нечего добавить.
Наверное я порадую мастера, если скажу, что игра для меня получилась сильной и великолепной, и расстрою, если скажу, что ехала играть вобщем-то не в то, что он хотел, но получилось как раз совершенно в то, что хотела я.) Это была игра про выбор, про понимание, про преодоление себя, про встречу со своими страхами. Только вот ирония, все это происходило не на Изнанке. Потому что, раз уж у нас игра про реализм, в жизни нам не нужны никакие демоны с плетками, чтобы что-то понимать и что-то преодолевать. Нам просто нужны вовремя сказанные слова и удачно сложившиеся ситуации. И вот ты долгое время носишь панцирь уверенности в себе и беззаботности, пряча свои истинные чувства, но понимаешь, что возможно мы тут скоро все умрем, и отдираешь этот чертов панцирь с мясом. Становится отчасти легче, а отчасти сложнее. Но я поняла одну важную вещь. Для меня лично приближение к смерти не в ножах у горла и не в утоплении... Оно в готовности прожить этот день, как последний. Сделать то, что всегда боялся сделать, сказать то, что не мог сказать. Потому что ты точно пожалеешь, если не. Возможно, ты, конечно, и не умрешь, и тебе потом еще как-то жить с последствиями, но об этом ты особо уже не думаешь. Оно... не ломает, нет. Оно вносит исключительную ясность и расставляет приоритеты. И это именно то, от чего меня разрывает на тысячу маленьких тигриссов, смешивая боль, восторг и катарсис.

Вчера большую часть Дома куда-то увезли, якобы в городе какая-то эпидемия. Никто не знает, зачем, куда, а нас почему оставили и почему именно нас, хотя вроде ни мы, ни уехавшие, никаких дополнительных болезней у себя не обнаруживали. Наш замечательный пед.состав умудрился как-то провернуть это все в тайне от Ральфа, или он от нас что-то скрывает. Вечером Ренат Борисович полез отключать пробки, а наутро электричество так и не починили. Электрик от Бога. Ну и ладно, темнеет сейчас поздно, а на улице отличная солнечная погода. Откуда-то звучит заунывная музыка, как будто в соседнем корпусе директора хоронят, а нас забыли позвать. Хочется как-то развеять эту гнетущую атмосферу - прошу Табаки мне погадать и узнаю, что умру, подавившись за ужином рыбной котлетой. Потом мы играем в бутылочку чьим-то ботинком, и Сфинксу приходится целовать Табаки. На Перекрестке как-то пусто, надо бы заглянуть в Коф... Там Ириска поет песни, но все как-то мрачные, видимо, дурацкая музыка не понятно откуда и на нее так влияет. Рената Борисовича на этот чертов проигрыватель нет! Но песня про стаи мне нравится, и мы с Лордом подпеваем, а петь я все еще не умею, хоть и люблю. Но домовская революционная про Сфинкса, который пришел назад, просто шедевр, конечно. х)
Идем с Ириской на улицу кататься на качелях, думаем, что было бы здоровой найти мячик и поиграть, но все мячи куда-то запрятали. Собираем команды для игры в футбол бутылкой, сначала все пытаются играть против Рыжего, который стоит на условных воротах, потому что делиться на команды - это слишком скучно. Потом Крыса где-то добывает нам мячик, и я, конечно, встаю на сторону Рыжего, утаскивая с собой Волка и Ириску. Против нас Дронт, Бабочка и Лэри. Игра идет вообще без правил, поэтому мы решаем, что победила дружба. Как хорошо на улице! Остаюсь поваляться на трибуне и позагорать... в отличие от Дома здесь хорошо и спокойно. Вскоре нас зовут на обед, и выясняется, что к нам пожрать приехали еще какие-то врачи-шарлатаны. Видимо, у них настолько маленькие зарплаты...
На обеде мы с Ириской начинаем расследование. Из дома исчезла стая Псов почти в полном составе (Соня не представлял угрозы, так как все равно все проспал) и Горбач, который все знает о собаках. Наверное, это потому что у собак хороший нюх, и они могут находить наркотики. При этом из улик в четверке остались трусы Горбача и еще какие-то неопознанные. А все ведь знают, что "Крыса убивала за эти трусы!". Сейчас Крыса сидит рядом со Стервятником! Какой из этого логический вывод? Стервятник прячет наркотики в трусах! Мы поняли, что для спасения трусов Стервятника от Крысы нужно обязательно звать Суккуб, потому что наших с Ириской навыков соблазнения явно не хватит, а как иначе снять с него трусы? На этом обед как-то закончился, к счастью для всех участников этой детективной истории, я думаю.
Волк решил разукрасить меня фломастером, но я этого допустить не намерена! Убегаю от него, пока мы не находим очень крутую беседку, где кто-то забыл щит. Кажется, мы нашли новую штаб-беседку для тайных заседаний Ордена песцов или как мы там с Ириской назвались... Все это так напоминает детство, что я бегу кататься с горки, а потом - на качелях с Волком. Он подло захватывает меня в плен, я кидаюсь в него кроссовками, но метательные снаряды быстро заканчиваются... Чувствую необходимость обзавестись дополнительной парой ног. Ириска находит Дронта, и с помощью моего рыцаря нам удается перевесить качелю с Волком. Я спасена и довольная возвращаюсь в Дом! День начинается отлично.
А потом началось. Врачи-шарлатаны начали вызывать всех на мед.осмотр и колоть какую-то неведомую вакцину. Откуда тут эти странные люди и по какому праву делают из нас подопытных кроликов, мы не особо поняли, и даже не сразу прочухали, что лучше бы отказаться от этой их вакцины. Никто из пацанов ничего толком рассказать не может, я сижу с Никто внизу и болтаю обо всякой чепухе. Рассказываю ей, что любому демону из кошмаров можно дать в тыкву, и он уйдет, а если не получится - зови меня. Рассказываю что-то про наше детство в Доме, она рассказывает что-то о себе. Нормальная девчонка, хоть ей и явно не хватает уверенности в себе. Говорит, что у нее давно не было друзей. Хочешь, я буду твоим другом? Она новенькая и все еще несколько наружная, она мало знает о Доме и вечно что-то забывает, но... я вижу в ней какую-то искорку, почти потухшую под действием неизвестных мне жизненных обстоятельств, и понимаю, что ей просто нужно подарить немножко огня, чтобы дать разгореться. И хочется поделиться с ней этим огнем. Она рассказывает мне сказку о статуе принца, которая отдала свои рубиновые глаза и все золото и драгоценные камни, что на ней были тем, кто в них нуждался. Осталась слепой, серой и невзрачной, и Никто думает, что эта грустная сказка как будто про меня, а я даже не знаю, что сказать. Не в обиду Оскару Уальду, но это не так работает. Драгоценные камни не могут закончиться, если их отдавать. Скорее уж они потускнеют и превратится в пыль, если никому не будут нужны. А я никогда не была драгоценным камнем, но есть те, кому нравится и галька на морском берегу.
На мед.осмотр зовут дев, и мы с Ириской подслушиваем, как Ральф ругается в кабинете с врачами-шарлатанами. Уже все начинают понимать, что здесь ставят эксперименты на детях, и когда забирают Суккуб, говорю Ральфу:
- Что, Ренат Борисович, позволите сделать из нас подопытных кроликов?
Он задумывается на мгновение.
- Так, быстро идите спрячьтесь куда-нибудь, чтобы вас не нашли.
- Я в вас верила, - улыбаюсь.
Быстро-быстро везу Никто в нашу секретную беседку. С нами Ириска, а уж Крыса точно сама найдет, где спрятаться. Рассказываем друг другу сказки. Холодно. Тревожно. Ириска решает сходить на разведку, и ее почти поймали. Прибегает и рассказывает, как удирала по всему Дому от какой-то докторши. Вернулась без куртки. Мы понимаем, что если вскоре эта комиссия не уедет, мы тут замерзнем насмерть. Решаю отправиться на разведку я, залезть на балкон и постучать в крысятник, чтобы выяснить, что там как или хотя бы попросить куртки, но навстречу попадается Лэри и говорит, что комиссия уехала. А мы думали, не дождемся! Скорее греться в Дом! Ральф собирает всех на площадке и извиняется за то, что не смог защитить от врачей-шарлатанов всех. Очевидно, что морально терзается, а тут к нему подходит Слепой и начинает добавлять что-то в духе "А ведь я вам говорил, а вот если бы вы сразу меня послушали, и вот если мы теперь от этой вакцины умрем, в этом будете виноваты только ВЫ!" Слепой уходит, я офигеваю и пытаюсь осмыслить происходящее. Если Слепой что-то говорит, то обычно с какой-то целью - но вот зачем это сейчас? Ральфу что своей грызущей совести мало? Уверена, ему хватает. Зачем ему еще добавлять, чтобы наш единственный восп окончательно впал в уныние и самокопания? да и кому же это несправедливо! Думаю обо всем этом, когда ко мне подходит Лорд и спрашивает, что я тут сижу. Говорю, что несправедливо же во всем Ральфа винить! Каждый, кто был на том мед.осмотре в теории мог воспротивиться или не пойти туда, если уж очень не хотел. Каждый, кто там был, добровольно позволил себе эту вакцину вколоть, и сам несет за это ответственность, не надо перекладывать все на Ральфа! Вообще за все в своей жизни человек сам несет ответственность, и я ненавижу, когда начинают искать виноватых. Зачем-то вываливаю весь этот поток размышлений на голову Лорду, вся эта ситуация меня возмутила, но не то чтобы казалось настолько важной, чтобы идти обсуждать вопрос со Слепым или Ральфом. Это их личное дело, и Ральфу-то точно моя защита и поддержка не нужна.
Неожиданно для самой себя решаю рассказать Лорду свою сказку. Потому что... наверное, я слишком привыкла к тому, что о важном в Доме открыто не говорят. Сказки, стены... Ищущий да найдет, услышавший да поймет и все такое. "Может, кто-то еще б добавил чего, но кто же будет так глуп?" Как же мне еще найти правильные слова? Сердце мое, друг ты мне или предатель..? Не давай мне ответ. Сказка... рассказываю и смотрю себе на руки. Не могу заставить себя посмотреть ему в глаза. Мне больно от этой красоты. Мне страшно узнать, что я увижу в этих глазах. "Где-то в душе рассказчика мерзко скребутся черти... Понимаешь, любая сказка - она всегда... Это неправда, что драконы умирают от старости или стрелы..." Я выворачиваюсь наизнанку этой сказкой, где каждое слово - обо мне и про меня, и самое главное - как я устала быть человеком. Как. Я. Устала. Быть. Человеком.
- Отличная сказка, - говорит мне Лорд.
Когда ты носишь слишком много защитных масок, отдирать их приходится уже с мясом. Я чувствую себя моллюском, который открыл перед кем-то свой панцирь, выполз в этот на минутку в этот большой внешний мир... и мир остался к нему так невыносимо холоден и равнодушен, что скорее, скорее, нужно сбежать обратно в спасительную раковину! Я несу какую-то абсолютную чушь, включая режим Табаки, что-то про врачей-шарлатанов и гальванические батареи, что угодно, любой бред, только забудь то, что я сейчас рассказала. Этого не было. Черт, иногда мне так не хватает кнопки "перемотка назад", как на плеере, чтобы просто повернуть вспять какие-то моменты, где я страшно сглупила, и перезаписать их заново. Но кнопки у меня нет, а есть только бессмысленный словесный шум.
Ральф говорит, что у нас начали пропадать люди, и что мы теперь в засадном положении - зассали и засели. Мы небольшой компанией засели в Кофе, но план-засада результатов, как обычно, не дал.

Блядская тыж ебанина! Простите, Ренат Борисович, но вы же понимаете, что у меня нет других слов. На самом деле блядская ебанина у меня уже была в секте Серолицых, но там она была вполне объяснимая и понятная, хоть и поломала меня изрядно. Но там я была одна! Они не заставляли меня делать выборы, не пытались гасить мой огонь и не заставляли признавать, что я никто. Они были обычными мудаками, которым была нужна прислуга и объект для издевательств. Они были просто людьми, хоть и ебанутыми на всю башку наркоманами. Здесь же... было нечто иное. Иное привело меня в темную комнату и сказало, что Красавица заключил сделку, что Стервятника отпустят, если он кого-то ударит 10 раз кнутом, а мне просто не повезло. И нет, это было не больно. Что нового нам, детям Дома, вы можете рассказать о боли? Нам, закидывающимся обезболом ежедневно? Нам, которых всю жизнь резали и терзали могильные Пауки? Мы привыкли к боли, мы давно научились ее терпеть, мы научились с нею жить и она нас больше не пугает. Пугает меня его выбор. Я всегда было убеждена, что жертвовать можно только собой, не другими. Не важно, ради кого или чего, но нельзя создавать подобный порочный круг, нельзя отдавать в лапы ебанине все новых и новых людей, чтобы спасти других людей, и так бесконечно. Принцип, в который я верила до конца, и через который в итоге переступила, и то без толку. Спасти одного и предать другого или спасти свои принципы и погубить обоих? Я не знаю, какой выбор бы правильным. До сих пор не знаю. Лорд говорит, что правильного выбора нет, но так не бывает. Хотя... не давай мне ответ.
Отпускать меня ебанина, конечно, не собирается, говорит, что она - это я, но что-то совсем не верится. Говорит, что я - никто и пустота, а я отчетливо вижу, что пустота - это как раз она... оно..? это..? Потом мы с Рыжим нервно шутили в курилке, что ебанина говорит, что все они одно целое, поэтому она такая тупая, один мозг поделили на всех. Меня заставляют ходить по шипам, бьют, пытаются поставить на колени, я, конечно, сопротивляюсь! Ебанина с нотками уважения говорит, что я посильнее некоторых мальчишек (еще бы, ха!), но мое сопротивление ей надоедает, и у меня отнимаются ноги. Меня тащат и привязывают к кровати. Все еще пытаясь добиться признания в том, что я ничтожество и мой внутренний огонь скоро погаснет. Я говорю, что боль огонь не тушит, а только распаляет. Кусок ебанины, которому досталось больше мозга, соглашается с этим, мне отвязывают руки, задирают их наверх, я пытаюсь посмотреть, что там они делают с моими руками, и мне в глаз льется плавленный воск... Да вашу мать! Хорошо, хоть глаз закрыть успела! Но залепило его мне напрочь. Пока меня тащат в другую комнату, пытаюсь кое-как оттереть воск с глаза. Меня подводят к зеркалу и говорят "Посмотри, тебя нет, ты никто", в дурацком зеркале и правда ни черта не видно, а жаль, я в тот момент думаю только о том, как бы отлепить воск с ресниц, и остались ли у меня вообще ресницы. Ресницы не пострадали, глаз оттерла. Они решают тушить меня водой, и вот тут становится реально неприятно! Ненавижу воду! Ненавижу, когда не хватает воздуха! Я хоть и чайка, морская птица, но птица, а не рыба же, и рождена для полета, а не для бульканья в ведре. Зараза! Ну ладно-ладно, я скорее сдохну, чем покажу вам свою слабость! Они угрожают притащить сюда Рыжего и смеются, что нашли мое слабое место. Черт. И нашли ведь. В тот момент я уже сама была готова ползать на коленях, умолять и хоть на голову надеть себе это ебаное ведро, лишь бы твари Рыжего не трогали! Им, конечно, пофигу. Еще они угрожают притащить Лорда.
- Какое мне дело до Лорда? Кто он вообще мне? - неумелая попытка соврать.
- Вот ему это в глаза и скажи.
- Ага, может еще Слепому сказать, что с десяти лет его люблю?
- Да мы и Слепого притащим. Скажи. Он посмеется.
Суки. Иногда мне кажется, что они совершенно нас не знают, а иногда - что читают мысли. Меня парализуют и привязывают, я даже говорить не могу, только мычать. И уходят. Стою вся мокрая, как мышь, и злая, как оса. Приходит нечто и начинает читать стихи... про костер, который угас, мрак, тлен и безысходность. Мычу что-то маловразумительное в ответ. Нечто уходит. Бесит-бесит-бесит невозможность ни пошевелиться, ни слова сказать! Ненавижу бессилие, ненавижу! Не бывает такого в жизни, что ничего нельзя сделать, не должно так бывать. Не бывает таких обстоятельств, которые непреодолимы! Все можно исправить, кроме разве что смерти.
Твари притаскивают Рыжего и наконец возвращают мне речь.
- Где мы?
- В пизде, - зло отвечаю я.
- И это недалеко от истины, - подтверждает ебанина.
Они заставляют Рыжего рассказать его самый страшный секрет - о том, что это он убил предыдущего вожака Крыс, потому что тот издевался над Рыжим, а главное - узнал наш секрет и грозился выгнать нас из Дома. Узнал, что мы с Рыжим нарушали закон о разделении и продолжали общаться, хотя нельзя. Мы старались хранить это в тайне, но не вышло. И Рыжий его убил, защищая меня, и себя... НАС. Стыдно в этом признаваться, но мне даже стало легче, когда привели Рыжего. То есть я всегда считала, что обязана его защищать, оберегать, заботиться, но мой маленький брат давно вырос, он сам стал таким самостоятельным и сильным, и я понимаю, что и я могу положиться на него в трудную минуту, что и он может быть моей поддержкой. Что-то меняется в тот момент в моем отношении, что-то важное, что-то фундаментальное. Мы шутим, смеемся, издеваемся над ситуацией, а что еще делать? Если ничего нельзя исправить - обрати все в шутку.
- И они так спокойно смотрят, как другого мучают, и ничего не пытаются сделать...
- Да ты парализовал меня, идиот!
В какой-то момент приводят Лорда, меня макают в воду и бьют, бьют и макают, угрожают то перерезать горло Рыжему, то отрезать мне ухо. Ножа я почти не чувствую, и он меня не пугает. Вода куда как омерзительнее... В итоге меня ставят перед выбором - кого убить, Лорда или Рыжего, а второго они отпустят. Конечно, я говорю, что готова умереть только я. Ебанина отвечает, что по договору с Рыжим они уже обязаны меня отпустить, а они держат свое слово. Поэтому одного я могу забрать с собой, а второй умрет, ну или нет, вобщем, останется здесь, и они посмотрят.
Меня наконец распарализовывают, и только ебанина направляется с ножом к Лорду, я бросаюсь ей наперехват, но меня быстро хватают и держат за горло со спины - особо не вырваться... Дурацкий выбор! Ненавижу играть по чужим, навязанным правилам! Вообще ненавижу правила! Я отказываюсь делать подобный выбор, отказываюсь!
- Тогда ты ничем не поможешь им обоим. Ты нам не нужна. Им ты тоже не нужна. Ты бесполезна.
Один из тварей утаскивает меня к выходу, и от его слов я срываюсь.
- Рыжего! Я выбираю Рыжего! Забираю Рыжего!
- Слишком поздно.

Ночь. Подоконник. Крыльцо где-то внизу. Свернуться в клубочек и исчезнуть. Хотя бы с чужих глаз. Поздно. Слишком поздно. Не хочу никого видеть. Не хочу ни с кем говорить. Мне противно от самой себя. Противно, что мне навязали этот выбор. Противно от мерзкого ощущения собственного предательства. Противно от обмана. И страшно за него. За них обоих... но за Рыжего больше. Приезжает Никто, и Черный залезает рядом со мной на подоконник. Путано рассказываю что-то, скулю, как побитая собака. Мне нужно побыть одной, катастрофически необходимо... Иду переодеваться, машинально стаскивая с себя мокрые вещи и надевая то, что первое попадется под руку. Меня зовут:
- Рыжая, там Рыжий вернулся!
Бегу через весь коридор в Коф, босая, в незастегнутой кофте, вцепляюсь в брата и рыдаю у всех на виду, как ненормальная. Вернулся! ВЕРНУЛСЯ! Пытаюсь что-то сказать, но слезы сдавливают мне горло, а Рыжий старательно делает вид, что все в порядке... Кто-то предлагает налить мне выпить. "Отвали!" - огрызаюсь я и ухожу разговаривать с братом в Крысятник. Мне сейчас не до вежливости! Вообще ни до чего, честно говоря. Я подвела его... Но он выкрутился. И кто из нас теперь старший? Кажется, что мой маленький братик не только вырос, но уже и стал взрослее меня... Идем на Перекресток, где я говорю ему, что горжусь тем, каким он стал взрослым, сильным и самостоятельным. Каким он стал вожаком и человеком. И щемяще-больно от того, что он собирается в Наружность. А я там не выживу. А он не сможет жить там, куда хочу отправиться я. И это не зависит от наших желаний, это вопрос жизни или... не жизни по сути. Я буду скучать. Очень. Но теперь я знаю, что ты здесь справишься. Справишься без меня.
Слишком тяжело, и я иду на улицу посидеть в беседке, подышать воздухом, привести мысли в порядок. Приходит Лэри и зовет посмотреть на звездное небо в четверке. В четверке меня сегодня не особо ждут. Да и вообще, наверное, не особо ждут... Ебанина меня, конечно, не сломала, но понадкусала, заразив этим ядом сомнения в собственной нужности. Отвратительно. Звездное небо чудесное. Болтаем с Лэри о том, что возможно, мы завтра все умрем, а значит в последний день надо сделать что-то невозможное, что давно-давно хотел, но не решался. Все равно же умирать, так с музыкой. И не той мерзкой, что играет сегодня весь день! Потому что если умрешь, будешь жалеть, что не сделал. А если не умрешь, ТО ТЕБЕ ПОТОМ ЕЩЕ ЖИТЬ С ЭТИМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ. Вобщем, куда ни кинь) Заходит Слепой...
Не знаю, что на меня нашло, случились в голове какие-то судороги, или ебаниной меня так переехало, и поделило остатки адекватности на ноль. И я увожу его в опустевшую соседнюю девчатню и начинаю рассказывать вот это все про последний день жизни и то, что есть такие вещи, которые нужно сделать, прежде чем умереть.
- Но ведь у тебя были причины не сделать этого раньше.
- Это неуважительные причины.
- Все причины уважительные.
- Даже трусость?
"СЛИШКОМ ПОЗДНО". Если я чему-то и научилась сегодня, то это тому, что тянусь со своими выборами и терзаниями можно сколько угодно, но в один не очень прекрасный момент становится СЛИШКОМ ПОЗДНО. И я больше не хочу, чтобы так... Я говорю, что люблю его. Да, уже семь лет. Да, я это сказала, и кажется, мир не рухнул, поэтому вот. Он спрашивает, чего я жду от него. Я говорю, что он уже не среагировал так, как предсказывала ебанина, и меня это радует. Слепой говорит, что вообще редко смеется.
- Я всегда убегала. Даже в тот раз, когда сказала, что не хотела быть для тебя пустым местом, я просто ушла.
- Да уж, ты всегда умела сбить меня с ног и уйти.
- Я по-другому не умею выражать свои чувства.
- Умеешь. Еще ты была Чайкой Джонотаном.
- Ну да, сбивать с ног и приносить всякую ерунду - целых два способа.
- Это на два больше, чем у меня.
Слепой говорит, что я никогда не была пустым местом, просто у него специфическое отношение к людям. Есть ряд людей, которых он называет "мое", но это не как вещи, потому что вещь сегодня твоя, а завтра ее взял кто-то другой, и она уже не твоя, а некоторые люди занимают особе место.
- Это похоже на то, что я называю "любить".
- Значит, я умею любить. И все-таки чего ты от меня ждешь?
Да ничего я не жду, у меня в голове какой-то винегрет из мыслей, чувств, выводов, внезапных решений... Напеваю:
- Я городская чайка, я городская птица, ветер соленый помнят крылья, но море мне только снится.
Но я не допеваю до тех строчек, которые по-настоящему важны. Которые ответ на вопрос.
Я здесь в темноте, пусти же меня погреться,
Может быть, и тебе станет тогда теплей.
Я здесь в темноте, открой мне окно и сердце,
Никуда без тебя я не могу лететь.

Слепой говорит:
- Я знаю, что если ты чего-то хочешь, ты этого добьешься. А если я чего-то хочу, я это забираю. Если к утру ты не передумаешь, давай попробуем.
- Я не передумаю. Если я правильно тебя поняла.
- Думаю, ты правильно меня поняла.
Глупая ты чайка, и что же ты намерена теперь делать..? Пока вершиной проявления моей нежности было стукнуть кружкой по столу и сказать "Какао хочешь?". Мда, ну с борщом же когда-то сработало... Сложно, не получается, беда...
Вижу, что с Изнанки отпустили Лорда. Я противна сама себе за то, что произошло на Изнанке, и я чувствую себя должной извиниться, хотя понимаю, что не заслуживаю прощения. Лорд говорит, что ни в чем меня не винит, и там вобщем-то не было никакого возможного правильного выбора. Я знаю. Глупо, наверное, но что бы я там ни выбрала, все равно предательство - это не то, за что я сама могу себя простить. Он меня вытащил, спас меня, когда я разучилась Прыгать, пусть и неосознанно. А я его бросила. Вот так я отплатила. И мне противно от самой себя, и я снова не могу смотреть ему в глаза, впрочем, как обычно.
Ухожу думать об этом в девчатню. Почти уже сплю, когда вдруг... забываю.
То есть я уже не помню, что я забываю, что забываю я Изнанку, все что со мной было на изнанке и все, что я ней когда-либо знала. Я смутно помню, что у меня была в жизни некая цель, некое место, куда я стремилась, но какая..? Я помню, что волосы Слепого пахнут землей, дождем, мокрой шерстью и свободой, и чем-то таким неуловимо знакомым... но чем? В Кофе Курильщик начинает рассказывать мне про сны. Совершенно не понимаю, о чем он.
Похоже, все важные разговоры сегодня проходят в девчатнях. Рыжий отводит меня в пустующую и рассказывает все, что есть, про обратную сторону Дома, и что с нами сегодня приключилось. В это сложно поверить, но это логично объясняет то, почему меня половина вещей мокрые, почему передо мной извинялся Красавица, почему я сама извинялась перед Лордом... Я-то подозревала, что у меня просто провалы в памяти. А это какой-то один большой провал. Но почему? Не знаю... Как-то слишком на сегодня, я разберусь с этим утром...
Я иду спать, через какое-то время ко мне под бок подползает Ириска и говорит, что Соню убили во сне, и все вернулись, а он нет.
- Он вернется утром. Ложись спать. Он вернется.
Обнимаю Ириску, а утром... утром будет новый день.

p.s. А на вопрос о том, кого на самом деле любит Рыжая ответ у меня свой, не каноничный. Рыжая любит Лес. И не думает прагматично, что "Мне нужен кто-то, кто отвел бы меня туда", а просто любит. Если бы просто был нужен кто-то, кто отвел - Рыжего бы попросила, ну, проблема-то. В них обоих она чувствует Лес, и к обоим ее необъяснимо непреодолимо тянет. Но она не отсекает всех этих моментов на уровне разума, и поэтому такой вот сложный выбор. В моей трактовке образа и в рамках этой игры. На старте я закладывала абсолютно равные шансы, ну и как пойдет. И вот как-то так.

URL
Комментарии
2017-05-15 в 00:33 

Mr.Saberhagen
please let me to the exit
Да нет, Тигрисс, ты как раз и проиграла в то, о чем я думал. Именно твои слова во многом описывают суть.
Я очень рад, что мы прожили эту историю.
Ты была очень красивая. Расскажу больше лично

2017-05-15 в 10:44 

Journey to the stars
И сладкий рулет пока что никем не украден
IoanPhantomhive, Я наконец-то сыграла ту историю, о которой думала еще с июля) Хотя все равно эта идея себя еще не исчерпала)
Уруру, спасибо =) Как-то мы в этот раз почти и не пересекались(

URL
2017-05-15 в 13:13 

Mr.Saberhagen
please let me to the exit
Auriel Dia Indaryl, просто все по островкам поделились

2017-05-15 в 13:57 

Journey to the stars
И сладкий рулет пока что никем не украден
IoanPhantomhive, Днем было весело) А ночью... Не знаю, кто как, а я на ноль поделилась...

URL
2017-05-15 в 14:05 

Mr.Saberhagen
please let me to the exit
Auriel Dia Indaryl, +++++++++++))))))))))

2017-05-15 в 14:20 

Roque Alva
[coin-operated boy.] [ I am the one.] Все дороги ведут в Эмбер.(с) Красные шары убивают меня, а синие приказывают мне убивать. [Veni, vici...Vetinari.]
Не остался равнодушен, по крайней мере я, про Мир говорить не могу.
В этот момент во мне отозвался Дракон, едва ли не единственный раз за игру.
И стало ТАК, что я попросту растерялся. Слишком много всего, а когда Лорд не знает как реагировать, он не реагирует, по крайней мере внешне.
А полный текст сказки, я хочу сохранить и как игрок. Слишком прекрасно, чтобы быть правдой.

2017-05-15 в 14:51 

Journey to the stars
И сладкий рулет пока что никем не украден
Roque Alva, Я знаю)) Но такие вот были мысли и чувства Рыжей в тот момент) Какая там Изнанка, вот об такие моменты меня трясло и до сих пор потряхивает...

URL
   

Не загораживай мне солнце, не трогай мои чертежи

главная